skip to Main Content
Меню

Олег Риманас: «Шерлоку Холмсу было легче»

Удостоверение частного детектива под N 1 получил один из частных сыщиков Литвы, бывший полицейский  Олег Риманас. О том, чем занимаются литовские сыщики,  наш разговор с ним.

– Хотя закон о частных детективах в Литве вступил с силу лишь 1 января этого года, частным сыском вы начали заниматься гораздо раньше. Как  началась ваша частная детективная практика?

– До 2003 года я работал в уголовной полиции — был комиссаром: руководил одним из оперативных подразделений. В 2003 году во время одной из реорганизаций ушел. Некоторое время поработал в „Екскомисару бюрас“, а в 2007 году мне предложили создать частное детективное агентство.   Так появилось ЗАО «Привачу детективу бюрас». В следующем году ему исполнится 10 лет. В Литве, по-моему,  нет детективных агентств с таким длительным стажем работы. Мы считаемся самым старым и самым большим подобным предприятием в Литве, которое занимается исключительно детективными услугами. Многие наряду с этим занимаются еще и охраной, другими юридическими услугами. С 1 января 2016 года частная детективная деятельность в Литве стала регулироваться Законом (в отличие от Латвии, которая приняла соответствующий закон еще в 2001 году). Для того, чтобы получить государственное разрешение на детективную деятельность, нам пришлось изменить статус агентства — с февраля мы называемся ЗАО «Римано бюрас (конфиденциальные юридические услуги)», – а также дополнительно создать структуру индивидуальных предпринимателей «Вильняус привачу детективу групе: Риманас ир партнеряй». Нам пришлось пройти все процедуры, необходимые для получения разрешения: например, проверку на непререкаемую репутацию. По закону частные детективы должны иметь юридическое образование: как минимум, коллегиальное. Хотя нередко у специалистов, успешно работающих или работавших много лет в правоохране, нет юридического образования, зато есть высокая квалификация и огромный опыт работы. Кстати, еще одно требование закона к частным детективам – двухлетний опыт работы в правоохранительных органах или удостоверение об окончании курсов. Кроме того, мы все сдавали экзамен комиссии Департамента полиции. Мы – это мои давнишние соратники по уголовному розыску, полиции Виктор Вершила и Ромуальдас Залецкис. После всех процедур мы первыми в Литве получили удостоверения частных сыщиков. Хотя первые всегда в чем-то выигрывают, но им всегда бывает  труднее прокладывать новую дорогу. Эту мысль хорошо сформулировал один из представителей судебных органов после принятия закона: он сказал, что нам как первопроходцам возможно предстоит писать практику этого закона своей кровью. Дело в том, что закон не очень четко формулирует некоторые весьма чувствительные сферы деятельности, в которых детектив вынужден ходить как бы по лезвию бритвы, пытаясь не перейти тонкую грань. К примеру, задача детектива – помочь клиентам, но в процессе этой помощи детектив может вторгнуться в частную жизнь другого человека, что запрещено другими законами… Но, конечно, принятие закона принесло немало плюсов. И первый из них тот, что в Литве впервые узаконена профессия частного детектива. То есть рядом с адвокатом, приставом появился представитель еще одной юридической профессии — частный детектив.

– С какими проблемами обычно обращаются к вам клиенты?

–  Мы занимаемся поиском без вести пропавших по договору с клиентом. Контролируем по просьбе родителей или опекунов детей: осуществляем наблюдение за их окружением, выявляем нежелательные контакты. Ведь нередко судьба ребенка зависит от того, в какой компании общается ребенок, от того, нет ли в ней наркоманов. То есть если родственники замечают неадекватное поведение близкого человека и при этом не могут объяснить его причины, если есть подозрение, что ребенок столкнулся с проблемой наркомании, они иногда обращаются к частному детективу, который может профессионально выявить нежелательные контакты. В сотрудничестве с одной из медицинских компаний при одобрении Департамента по контролю наркотиков мы проводим наркотесты на предмет обнаружения наркотических веществ. Самое главное в этих тестах то, что в отличие от других контакт с самим человеком не нужен. Ведь все тесты, которые продаются в аптеке, проводятся по слюне или моче человека, подозреваемого в употреблении наркотиков. Тесты же, придуманные израильтянами, снимают микрочастицы с поверхности вещей, к которым человек притрагивался: с мобильного телефона, со стола, клавиатуры компьютера. Затем с помощью специальных реагентов устанавливается, нет ли в этих микрочастицах следов наркотиков, а если есть, то каких. Сегодня уже не только мы занимаемся этим, но почти 10 лет назад мы были одними из первооткрывателей. Например, в нескольких десятков школ Вильнюса, Тракай, провинции мы проводили множество таких исследований. Но мы не проверяли конкретную парту и конкретного ребенка. Мы проверяли парты всего класса, и нередко приходили к выводу, что в этом классе на партах есть следы марихуаны. И если лет пять назад это было редкостью, то сейчас чуть ли не половина тестов — положительные, в основном на наличие конопли. Правда, этот тест, изобретенный лет 10 назад, уже отстает от «наркотического прогресса». Производство наркотиков за эти годы модернизировалось, увеличился и список наркотических веществ, которые «ходят» в стране, и какие-то наркотики могут не определяться нашими тестами. Но основные мы находим.  Если вы замечаете, что у ребенка „стеклянные“, красные глаза — значит есть необходимость проверить, не употребляет ли он наркотики, можно проверить и его окружение. Но наша цель не доказать, что этот человек употребляет наркотики,ведь их микрочастицы могли попасть на его руку с руки наркомана, с которым он поздоровался за руку. Это лишь повод обратить внимание на окружение ребенка, на его времяпровождение и провести дальнейшее исследование. Обращались к нам и мужья жен из богемы: их беспокоило странное поведение супруг — не под „кайфом“ ли? Но у нас частная жизнь возведена на такой пьедестал, что часто трудно получить информацию, не нарушая Закон о частной жизни. С другой стороны сбор информации и доказательств для нас теперь – законное поле деятельности, и мы сегодня стали представлять интерес для адвокатов, которым нужно собрать данные для клиента. На Западе такие тандемы существуют давно.

– Можете ли вы помочь клиенту с помощью технических средств обеспечить сохранение коммерческой тайны? Проверить помещение на предмет обнаружения прослушивающих устройств?

– Если, например, в России детективам запрещено без лицензии ФСБ проводить проверку помещений на наличие жучков — там это имеют право делать только структуры, имеющие лицензию, то нам закон это позволяет. Единственное, если мы обнаружим жучок, то по закону обязаны информировать  об этом территориальную прокуратуру. Это очень популярная услуга, особенно на бизнес-предприятиях, где боятся прослушки конкурентов. Мы этим занимаемся давно, например, обеспечиваем безопасность серьезных совещаний в плане предотвращения утечки информации. Еще до вступления в силу закона нам однажды пришлось обеспечивать безопасность совещания в одном из скандинавских банков в Литве. Утром на совещание должны были приехать акционеры, и мы с вечера проверили совещательную комнату, которая после этого была опечатана и запломбирована, была выставлена охрана и включена сигнализация. А утром перед началом совещания сняли пломбу, охрану, отключили сигнализацию, и акционеры провели совещание в полной уверенности, что за ночь никто не мог проникнуть в помещение и поставить прослушку.  Конечно, тут важна превентивная работа: совещательная комната в компании должна быть доступна узкому кругу людей, в ней не должно быть посторонних. Еще одна услуга, которую по закону могут оказывать только частные детективы, — это поиск должников и их имущества. Эксклюзивной услугой частных детективов является и проверка благонадежности и платежеспособности физических или юридических лиц. Если банки имеют право сами проверить платежеспособность своего клиента, то по закону проверить надежность своего будущего партнера или кандидата в партнеры, в работники могут только детективные агентства. Всего мы теперь можем оказывать 11 видов услуг.

– Собираете доказательства неверности супруга или супруги — то, что мы часто видим в сериалах?

– Такой услуги нет, но мы занимаемся сбором доказательств по гражданским делам. Гражданский кодекс Литвы позволяет расторгнуть брак по разным причинам: из-за насилия в семье, супружеской неверности и т. д. Но чтобы обратиться в суд по гражданскому процессу расторжения брака по вине супруга, ты должен предоставить суду доказательства причин расторжения — психологического насилия, измены, пр. В этом случае ты можешь обратиться к частному детективу, чтобы он собрал доказательства, например, супружеской неверности. К сожалению, треть наших услуг связаны с этими не очень приятными делами, когда люди не могут без суда договориться, как при разводе поделить детей, имущество, деньги. Бывали случаи, когда одновременно к нам обращались и муж, и жена. Как правило, второму обратившемуся мы отказываем под благовидным предлогом.

– Приходилось ли вам находить потерявшихся родственников, детей, родителей?

–  На днях мы получили благодарность от одной американской компании, которая занимается аналогичными услугами. К ним обратилась девушка-американка, которая родилась в Литве и затем была удочерена американцами. У нее каким-то образом оказалось в руках свидетельство о рождении, в котором были указаны ее настоящие родители. Мы месяца три искали их в Вильнюсе, Каунасе, Клайпеде и нашли. Правда, только отца и родственников матери — мать все эти годы не выходила из тюрем и, видимо, потом сгинула где-то. Мы искали ее на вокзалах и удивлялись, зачем это нужно благополучной девушке. Но это обычное дело – дети, даже нашедшие счастье в приемной семье, хотят найти биологических родителей, понять, почему от них отказались. Оказалось, что в роддоме мать-пьяница указала не отца ребенка, а своего отца — дедушку девушки. Тем не менее мы вычислили и настоящего отца: он в то время, когда родилась девочка, был официальным мужем матери.  Мы нашли и дедушку по линии ее матери, других родных. Это оказались вполне приличные и благополучные люди. Девушка попросила снять их всех на видео, они согласились, послали ей детские и юношеские фотографии матери, ее свадебное фото. Ее мать оказалась белой вороной в этой благополучной семье. Родные говорят, что она якобы родила пятерых детей, которых усыновили или удочерили иностранцы. Отыскавшиеся родственники восприняли известие о нашедшейся девочке с пониманием и сказали, что будут рады принять ее в у себя в гостях. Таких случаев, когда дети, даже живущие в Литве, ищут своих биологических родителей, много: не так давно под Каунасом мы по просьбе дочери нашли ее мать. Пьющая женщина в то утро была еще трезвой и сказала, что отказалась от ребенка в роддоме. Мы дали девушке ее адрес. Недавно к нам обратилась женщина, у которой в молодости не сложились отношения с сыном, и он исчез из ее жизни. Она сказала, что ей уже немало лет, есть квартира, сад, дача, которые хотелось бы оставить внукам. Десять лет она искала его сама, но не нашла. Мы проверили три страны, где он предположительно мог бы жить, но там его не оказалось. Мы предполагаем, в какой стране он живет, но на дальнейший поиск у женщины нет средств и сил, а бесплатно, к сожалению, мы работать не можем, ведь чтобы организовать поиск в чужой стране, мы вынуждены обращаться в частные агентства этой страны и платить за услугу. Что-то должны заработать и мы. Так что пока поиски ее сына не увенчался успехом. Когда-то мы бесплатно оказали несколько услуг передаче «Жди меня»: нашли более 10 человек.  Восемь лет назад была у нас  просто детективная история с джипом, на котором его владелец из Литвы отправился в Санкт-Петербург. Там джип был украден, а нашли его через некоторое время в Екатеринбурге у детей одного из глав города. Возник вопрос, как перевезти его в Литву? Я когда-то окончил Омскую Высшую школу милиции в Сибири ,конечно, много знакомых осталось. Они помогали нам в этом деле, но и тут без приключений не обошлось: за джипом велась слежка, даже несмотря на то, что его сопровождала полиция.

– Собираете ли улики в уголовных делах?

– Однажды к нам обратились родственники человека, убитого в связи с делом Кядиса, но не со стороны Вянцкене, ведь вокруг этой истории было около шести разных  смертей. Родственники одного из погибших попросили провести частное расследование.  Информацию нам пришлось собирать среди криминалитета, и мы нашли звено цепочки, позволявшее расследованию выйти на новый уровень. Мы передали свою информацию клиенту, а тот органам правоохраны для дальнейшего расследования.

– Как ваше удивительное хобби — вы иллюзионист и фокусник – сочетается с профессией детектива?

– Оно помогает. Это как бы другая моя ипостась, другая часть моей жизни, которая здорово тренирует ум и позволяет творчески смотреть на многие вещи.

Фокусы я полюбил с детства — у нас их отлично делал отец. Он и до сих пор в свои 92 года удивляет фокусами близких и окружающих. Немало дали мне и занятия в школьном драмкружке. А потом магия и фокусы прочно вошли в мою жизнь. В 1997 году мы вместе с Йонасом Земялисом – будущим первым президентом Клуба иллюзионистов Литвы (одним из учредителей которого был и я) посетили Первый международный конгресс иллюзионистов в Москве. Затем были другие фестивали, выступления, а при посещении Дэвидом Копперфильдом Вильнюса удалось побывать на сцене во время демонстрации им исчезновения автомашины. В моей коллекции более 200 книг, посвященных этому волшебному искусству. Да и до сих пор нередко на частных вечерах, праздниках я показываю свои программы магии.

 Елена Юркявичене

Из досье „ЭН“

Первый частный детектив появился в Англии в 17 веке, но родиной частного сыска считается Франция — именно там в 1883 году было зарегистрировано первое частное детективное агентство бывшего полицейского Эжена -Франсуа Видока «Бюро расследований в интересах торговли».. В то время во Франции процветало коммерческое мошенничество, и Видок занялся защитой от коммерческих преступлений предпринимателей. Деятельность Видока получила такую популярность, что он открыл несколько филиалов своего агентства по всей Франции, а также расширил свою деятельность, оказывая услуги по поиску воров, которых не могла найти полиция, и слежке за женами, чье поведение внушало сомнение их мужьям. Видок создал целую сеть осведомителей по всей стране.

В 1850 году в Чикаго было учреждено первое в Америке детективное агентство Алана Пинкертона. Сначала клиентами Пинкертона были правительственные чиновники и представители крупного бизнеса, нанимавшие сыщиков его агентства в основном для преследования грабителей поездов и взломщиков сейфов. Кроме того, во времена Гражданской войны персонал агентства неоднократно привлекался и для ведения слежки за конфедератами. А в самом начале этой войны детективы Пинкертона охраняли Авраама Линкольна, который только благодаря их талантам в 1861 году смог избежать покушения. Кстати, Линкольн был убит как раз после того, как его охрану поручили военным. По просьбе Линкольна Алан создал Американскую секретную службу и некоторое время руководил ею. Такой патронаж правительства позволил Пинкертону создать в США широкую филиальную сеть своего агентства: его люди охраняли поезда, ловили беглых преступников, занимались расследованием различных уголовных преступлений. Они первыми в стране стали работать под прикрытием и осваивать передовые достижения криминалистики.

В развитых странах частный сыск стал одной из мощных коммерческих отраслей.

В настоящее время в США насчитывается более 3500 сыскных агентств, бюро и компаний. В одном Нью-Йорке имеется 713 зарегистрированных частных детективных агентств и в два раза больше не зарегистрированных. В Канаде, например, помимо целой армии частных детективов- одиночек, насчитывается около 200 частных фирм, занятых сыскным бизнесом. Во Франции официально зарегистрировано около 300 частных сыскных бюро, а кроме них существуют сотни «неразрешенных» сыскных контор, именуемых «Службой наблюдения», «Бюро по надзору» и т. п. В Великобритании насчитывается около 2000 частных детективов, служащих в сыскных бюро.

Экспресс неделя, N17 (1003), 28 апреля 2016

Back To Top