skip to Main Content
Меню

Узбекистан (5)

После учёбы в престижном институте Москвы Сатаев получил направление в родной Узбекистан собкором центральной газеты. Вскоре к нему обратилась Гульзия Тачаева – бывшая председатель колхоза, депутат съездов Верховного Совета. На тот момент – рядовой бригадир. Она оказалась в опале за то, что боролась с чиновниками-казнокрадами. В то время люди в Узбекистане жили очень бедно. Кроме хлопка ничего не сеяли. Партийная элита и чиновники на местах получали награды из центра, сколачивали состояние на приписках. Тачаева верила, что есть люди, которые наведут порядок, что такие люди есть в Москве. Она предложила Сатаеву документы о преступлениях чиновников,.

В своём доме Гульзия показала копии документов о хищениях в колхозе-миллионере. За рекордные (на бумаге) урожаи на тысячи мёртвых душ выписываются большие премии, автомобили. Из ста машин пять идёт приближённым председателя колхоза, остальные на рынок. Была там и видеоплёнка с записями, как партаппаратчики в закрытых домах отдыха насилуют комсомолок-школьниц. Сатаев попросил подлинники, обещая передать их в центр.

Через несколько дней Сатаева вызвал главный редактор и предложил «сдать» Тачаеву. Речь шла о документах. Сатаев отказался. Вечером следующего дня Гульзия попала в аварию. Но документы Сатаев получил и передал в Москве высокому чину из МВД СССР.

Последующие события – сначала Сатаев оказался в „Лефортово“, потом в „Матросской Тишине“ по обвинению в вымогательстве и получении взяток. С первого дня били, сажали в карцер, не давали спать. Через месяц он уже подписывал любые бумаги не читая. А когда началось „Узбекское дело“ и в тюрьму начали поступать руководящие работники из Узбекистана, Сатаев вышел на волю.

После он подробнее узнал про „Узбекское дело“. Познакомился с Гдляном и Ивановым. Был членом комитета по защите этих следователей. На них очень сильно давили за аресты чиновников. Потом они стали депутатами, а Сатаев, уехал поближе к бывшему дому. Но на востоке месть не имеет срока давности. Находясь в Татарстане, по надуманным мотивам он получил большой срок. Так и не понимая, почему во все времена правда нелюбима…

Литовский курьер, 14-20.10.2010 Nr. 41(816)

Back To Top