skip to Main Content
Меню

Крысятник (3)

Страстное желание украсть у ближнего может перерости в болезнь- клептоманию. Житель пригорода столицы А.Р. с детства приворовывал сладости и игрушки, у одноклассников – деньги на обед. Усилиями директора школы, у которого он прихватил кошелек, А.Р. был помещён в Велючёнскую спецшколу.

Там он усовершенствовал мастертсво и стал квалифицированным вором. К его рукам липли кошельки и ценные вещи из карманов и сумочек беспечных граждан, за что он и получил кличку „Липалас“. За нескольких „ходок“ он стал уважаемым „пацаном“ у братвы. После очередного суда А.Р. поехал на лесоповал под Иркутском.

Зная суровые воровские законы, „Липалас“ боялся воровать у “своих”, но страсть заставляла испытивать душевные муки. Ничто не смогло бы спасти его – ни защита авторитетных зеков, ни старые заслуги. На свою беду А.Р. увидел, где осужденные прятали общак. Соблазн прикарманить деньги был велик, и “Липалас“ не сумел перед ним  устоять. Находясь на лесной делянке, он сунул руку в дупло и вытащил оттуда пакет.

Осень и часть зимы зэковская „служба безопасности“ искала украденные деньги и того, кто покусился на них. Приметили, что „Липалас“ живёт не по средствам. А.Р., потеряв осторожность, тратил „общак“: покупал продукты в лагерной лавке , а у местных „коней“ – чай и водку.

Застукали „Липаласа“ у тайника, когда он пришёл за очередной суммой .На допросе с пристрастием он признался в „крысятничестве“. Сход лагерных авторитетов решил наказать А.Р., чтобы он запомнил на всю оставшуюся жизнь.

Несколько здоровенных зэков отвели его на дальнюю делянку. Они подняли конец толстого бревна, подсунули под него кисть руки А.Р. и опустили бревно, намертво зажав руку „крысятника“. Перед уходом оставили топор со словами: „Жить захочешь – сам отрубишь“. Мороз в тот день был градусов 20-25. До вечерней поверки, когда заметят отсутствие зэка, времени достаточно, чтобы встретиться с праотцами.

В начале 90 г. около костёла „Аушрос вартай“ стоял мужчина средних лет, просящий подаяние. Кроме отрубленной руки, он лишился ушей и кончика носа. Обмороженными оказались и щеки, лицо обезображено шрамами. При его воровской специальности с таким внешним видом оставалось только надеяться на милостыню…

Литовский курьер, 30.09-6.10.2010 Nr. 39(814)

Back To Top