skip to Main Content
Меню

Итоги тюремных реформ (26-11)

В эпоху мировых войн идеи перевоспитания преступников отошли на второй план. Но в 1960-х годах к ним попытались вернуться. В течение 1950-х годов режим в американских тюрьмах ослаб. Заключенные получили возможность заниматься спортом, полосатая форма была отменена как унизительная, заметно улучшился рацион. Неудивительно, что заключенные, получившие возможность свободно общаться, начали устраивать мятежи, которых в 1960-х случилось довольно много. Ответом стало еще большее смягчение режима. Путь к исцелению предполагал благоустроенные камеры, увеличение досуга и множество образовательных программ, обучавших заключенных новым профессиям. Американская интеллигенция с восторгом восприняла новые веяния, и многие молодые люди отправились учительствовать в тюрьмы, дабы научить тамошних обитателей разумному, доброму, вечному.

Как и в XIX веке, период романтических надежд сменился горьким разочарованием. В 1974 году социолог Роберт Мартинсон выступил с докладом под названием “Что же работает? Вопросы и ответы о тюремной реформе”. Основные положения Мартинсона совпадали с выводами лорда Карнарвона, сделанные им в середине XIX века. “За редким исключением, затраченные усилия не оказывают никакого влияния на рецидивизм”,— писал ученый. С пришествием Рональда Рейгана, который не любил тратить деньги на социальные программы, в моду вошли частные тюрьмы, которые по мысли защитников “рейганомики” должны были содействовать укреплению экономической свободы. Тюрьмы отдавались под управление частным компаниям, которые организовывали там производство, отвечали за охрану и т. п. Словом, пенитенциарная система вернулась туда же, откуда все начиналось,- к тюремному кораблю, которым управляет коммерческая компания. Настоящие тюремные корабли, кстати, тоже вернулись. В 1970-х годах британское правительство использовало списанный военный корабль “Мейдстоун” как тюрьму для боевиков ИРА, а в 1997 году в Портленде, что в графстве Дорсет, открылась плавучая тюрьма на борту такого же корабля “Уэар”.

Так уж повелось, что тюремная политика многих стран такая же полосатая, как роба арестанта. Власти то облегчают участь обитателей тюрьмы, то закручивают гайки, а общество так и не нашло для себя ответа на вопрос, как лучше наказать преступника, чтобы он при этом не стал еще большим врагом общества, чем раньше. Впрочем, наблюдается и определенный прогресс. По крайней мере сегодня уже почти никто не верит в то, что тюрьма может кого-то сделать лучше. На сегодняшний день это и есть главный итог всех тюремных реформ. Правда серьёзной замены тюремному заключению человечество пока не нашло.

Дмитрий Усик,

Доцент университета им. М. Ромериса

Литовский курьер, 10-16.03.2011 Nr. 10(837)

Back To Top