skip to Main Content
Меню

Черные зоны (32-17)

По зековской терминологии зоны в России бывают „черными” и „красными”. Это показывает то, чьи понятия в них преобладают – воровские или ментовские. Обычно черные тюрьмы находятся в больших городах, где сильно движение братвы и проще договариться с администрацией. Вероятно, не обходится без платы за такие труды. Деньги в зону могут идти и легально – в качестве благотворительного взноса какой-то фирмы, который идет на закупку, например, медикаментов или других необходимых вещей, или просто в виде гуманитарки. Греются тюрьмы и лагеря и просто передачами, в которых обычно превалируют сигареты и чай. Их часто передают смотрящим, а те уже распределяют по нужде – карантины, буры (сокращения с берийских времен – “барак усиленного режима”), карцера, больничка, транзитки. Немало делается в плане поддержания черного цвета и изнутри тюрем теми, кто взял на себя груз пхнуть по жизни по понятиям. Никто не может стать действительно вором или авторитетом без того, что бы быть испытанным на прочность в ментовской костедробилке. А для того, что бы в эту костоломку попасть, нужно идти на сознательные действия по борьбе за черные права арестантов, организовывать «фронт сопротивления». Нередко один такой харизматик, попавший в тюрьму или на зону, может реально изменить положение, при наличии, конечно, определенной способности к стратегическому мышлению и прикладной психологии. Те же, кто добивается этого с помощью денег и определенной наглости, что нередко имело место в последние десятилетие, получают презрение ревнителей чистоты традиций и, при удобном случае, подножку и отсутствие сочувствия при падении. Мужикам это тоже зачастую нравится – при черном режиме каждый может, например, обратиться «по инстанциям» за помощью, если считает, что с ним обошлись в чем-то несправедливо. Хотя на зонах мужики уже не всегда довольны воровским порядком и часто высказывают удовлетворение, когда он ломается. „Понятийный“ порядок могут также при желании достаточно быстро ломать – для этого начинают ломать в первую очередь главных идеологов – воров, смотрящих, братву. Их забрасывают за малейшие нарушения режима в карцера и буры, максимально изолируют от остальной массы, перевозят в другие места. Находят больные точки, по которым бьют. Для остальных – начинают закручивать гайки. Обычно это начинается с маски-шоу. Это может быть какой-нибудь спецназ или что-то еще в этом роде. На зонах для этого могут собрать личный состав с близлежащих колоний и тюрем. Раньше использовались даже внутренние войска. Стрельба, шмоны, крики, дубинки, избиения, уничтожение личных вещей. Картина тяжелая.

Дмитрий Усик, доцент университета им. М. Ромериса

Литовский курьер, 21-27.04.2011 Nr. 16(843)

Back To Top